Get Adobe Flash player

Новости компании

  • 28/03/2016
    Впервые бурый уголь отгрузили с Украины в США.
  • 20/01/2016
    Альтернативное будущее ТЭЦ
  • 30/09/2015
    Бурый уголь или как не мерзнуть зимой
  • 29/05/2015
    На Черкащине будет своя ТЭС - это гарантирует подписанный меморандум (укр.)

 

     

Главная

Украина: газификация угля будет востребована

В начале лета Украина отказалась от строительства заводов по газификации угля, которые планировалось возвести за счет китайского кредита в $3,6 млрд. Сначала в Министерстве энергетики и угольной промышленности заявили, что проект бесперспективный. А затем и премьер-министр Арсений Яценюк, выступая в Верховной Раде, назвал его «нецелесообразным»: «Так называемый проект газификации угля не имеет под собой ни экономической, ни технологической основы». В Минэнергоугля решили, что кредитные средства необходимо направить на другие проекты, сейчас их специалисты находятся в поиске таких проектов, которые будут эффективными и смогут окупиться.

Все компрессоры винтовые, которые реализует ООО «Триал-Сервис», соответствуют европейским нормам ISO 14001:1996 и ISO 9001:2000, а также российскому ГОСТу, потому что они изготовлены фирмой Чикаго Пневматик – лидером в данной отрасли.

В декабре 2013 г. НАК «Нафтогаз Украины» подписал кредитное соглашение с Государственным банком развития Китая (China Development Bank Corporation) о привлечении $3,656 млрд. под госгарантии для реализации проектов замещения газа углем — технологий водоугольного топлива и строительства заводов газификации угля. Срок действия кредитной линии — 19 лет, стоимость обслуживания — $2,396 млрд. Заводы по газификации бурого и каменного угля планировалось построить в Луганской, Донецкой и Одесской областях по технологии Shell, апробированной в Китае. Реализация проекта позволила бы Украине ежегодно экономить до 4 млрд. куб. м природного газа, обеспечить рынок сбыта для 10 млн. т угля и создать более 2000 рабочих мест. Начало строительства было запланировано на сентябрь 2014 г.

Сегодня, в связи с прекращением поставок газа из России, Украине просто необходима альтернатива. Forbes выяснил, что технологии газификации угля знакомы украинским ученым. В Институте угольных энерготехнологий НАНУ это направление начали разрабатывать еще в начале 90-х годов прошлого века. Там есть экспериментальная установка мощностью 100 кг угля в час. Более 20 лет назад это был хороший технологический уровень даже по мировым научным меркам. Однако деньги на научно-исследовательскую работу не выделялись, поэтому переход на промышленные масштабы оказался замороженным. «Газификация угля все равно будет востребована в Украине, так как является одним из путей сокращения зависимости от импортного газа. Академия наук и наш институт — терпеливые, мы будем последовательно объяснять чиновникам и бизнесменам выгоды от реализации этого направления в Украине», — говорит Александр Топал, заведующий отделом процессов горения и газификации угля Института угольных энерготехнологий НАНУ. Ученый согласился ответить на вопросы Forbes.

 

- Почему, на ваш взгляд, правительство Украины отказалось от реализации проекта строительства заводов по газификации угля за счет китайского кредита?

- Я думаю, что главной причиной отказа стали нерациональные условия самого кредитного соглашения. Текст этого соглашения держался в секрете, его видели всего несколько чиновников. Но обслуживание кредита — $2,4 млрд., притом, что сам кредит $3,6 млрд., да еще и под государственные гарантии — это многовато. К тому же слишком частая смена руководителей Минэнергоугля не дает времени чиновникам разобраться ни в самой технологии, ни в том, какой конечный продукт в итоге они хотят получить в процессе газификации угля, и кому он пойдет — для государственных предприятий или частных.

- Звучали обвинения, что отсутствует технология такой газификации. Это правда?

- Технологии газификации в промышленном масштабе отрабатываются более 20 лет. Строительство крупных промышленных объектов состоялось в начале 90-х годов, три крупных демонстрационных блока по 200-300 МВт электрической мощности только в США. Сегодня заводы по газификации угля есть и в Западной Европе, например, в Голландии — станция Buggenum, и в Китае. Всего же газификаторов в мире построено более 500. Разработкой газификации угля занимаются солидные американские фирмы General Electric (процесс Texaco), E-Gas, Kellog-Brown-Root (KBR, газификатор TRIG), а также европейские компании, например, Shell — англо-голландский концерн, поставивший большое число промышленных газификаторов в разные страны. Немецкая фирма Siemens поставляет газификаторы для того же Китая. Департамент энергетики США (аналог укр. Минэнергоугля) и Национальная энерготехнологическая лаборатория (National Energy Technology Laboratory — NETL) ведут разработку технологии и на постоянной основе обновляют крупнейшую базу данных по промышленным газификаторам. Эта информация доступна на многих специализированных веб-сайтах.

- А сколько конечных продуктов можно получить при газификации угля?

- Упрощенно процесс получения химпродуктов таков. В ходе газификации угля в газификаторе получают неочищенный синтез-газ. Затем его охлаждают и очищают. После этого на специальных комплексах переработки из синтез-газа можно получить различные химпродукты: от аммиака, удобрений, метанола, бензина до заменителя природного газа (или SNG — substitute of natural gas). Состав этих комплексов и стоимость завода по газификации зависит от целевого продукта. На мой взгляд, например, было бы очень выгодно интегрировать газификаторы в существующие химзаводы по производству удобрений.

- Почему для химпредприятий это оптимальный вариант?

- Природный газ, который они получают, это метан — СН4. На химзаводе его раскладывают на составляющие: оксид углерода (СО) и водород (Н2), из них «собирают» карбамид или аммиачные удобрения. Произведенный газификатором синтез-газ содержит 85% (по объему) целевых компонентов — те же H2 и CO. Далее в недорогом реакторе увеличивается доля H2, затем уже можно «собирать» нужные химпродукты, в том числе удобрения, по существующей технологической цепочке. Конечно, предварительно уголь надо будет подготовить (помолоть, подсушить), а полученный синтез-газ очистить от соединений серы. Но при этом в качестве товарных субпродуктов можно получить элементную серу или серную кислоту, которые можно продать. Сегодня на тонну аммиака идет 1250 куб, м природного газа. При цене российского газа $350-500/тыс. куб. м производство аммиака не будет рентабельным, а химзаводы будут остановлены. В то же время сейчас существует проблема со сбытом львовско-волынского газового угля. Этот уголь после обогащения можно было бы газифицировать, а завод по газификации интегрировать, например, с ПАО «Ривнеазот» и производить там удобрения. Тогда был бы обеспечен стабильный сбыт львовско-волынского угля в большом количестве (почти весь объем, добываемый во Львовско-Волынском угольном бассейне). Реализация проекта могла бы носить демонстрационный характер, как это принято и осуществлялось в США и странах Западной Европы при внедрении инновационных проектов. Заводу с 3-тысячным коллективом не грозило бы закрытие, а у шахтеров и угольной обогатительной фабрики местного региона появилась долговременная перспектива развития.

- Каково объемное и ценовое соотношение уголь/газ?

- В данном случае речь следует вести о заменителе природного газа (SNG — аналог импортируемого российского газа). Очень важно не спутать его с синтез-газом из предыдущего примера, так как затраты на производство просто синтез-газа и капвложения в несколько раз меньше. Индикативные цифры таковы: на производство 1 тыс. куб. м SNG необходимо около 2,5 т нашего угля среднего качества. И дальше надо считать: допустим, если отпускная цена такого угля составляет около $80-90/т, то в пересчете получаются затраты на топливную составляющую — $200-225 на производство 1 тыс. куб. м SNG. Ясно, что это не все затраты, есть еще затраты на эксплуатацию оборудования и обслуживание (в том числе зарплату и прочее). Но даже в этом случае стоимость SNG может не превысить $260-280/тыс. куб. м. Также ясно, что и с затратами на добычу угля не все так просто: кто-то добывает эффективно, а кому-то нужны дотации. Самая большая маржа, по нашим грубым подсчетам, получается на производстве бензина: на 1 т А-95 идет от 4 до 6 т угля. Существует определенная заинтересованность в производстве бензина таким способом и в Украине. Эта технология достаточно хорошо отработана, вспомним хотя бы фирмы Haldor Topse и Exxon Mobil. - Сколько стоит покупка и установка оборудования для газификации угля?

- Технология газификации угля хорошо отработана в промышленном масштабе в мире для крупнотоннажного производства. В Украине есть марки угля, которые вполне пригодны для газификации, в основном это каменный и бурый уголь. К сожалению, срок внедрения проекта — около 3 лет, как и любого масштабного энерготехнологического объекта. Стоимость проекта можно четко назвать лишь после определения целевого товарного продукта. Если мы покупаем просто газификатор, а монтажные работы, очистные сооружения и вспомогательные химкомплексы делаем сами, то это от $40 млн. Если мы делаем полный цикл, так называемая «зеленая площадка», то это уровень $450 млн. для переработки 600 тыс. т угля в год. Технология газификации сложна лишь комплексностью разнопланового производства. Но практически вся цепочка, кроме самого газификатора, в Украине существует и хорошо отработана. Подготовка топлива — типовая, она используется на всех наших тепловых электростанциях и угольных энергоблоках. Катализаторы для химического процесса мы тоже производим, другое дело, что у западных компаний они лучше. Кислородный завод, который входит в схему газификации, Украина в состоянии произвести сама. Все зависит от того, какой чистоты нужен кислород — сверхвысокой или обычной 95%-ной, так называемый технический кислород. Фактически мы должны закупать только газификатор.

- А так, чтобы ничего не покупать, а производить у себя оборудование, мы можем?

- Я знаю, что многие зарубежные фирмы готовы локализовать производство на территории Украины по своим лицензиям. Это не какая-то сверхсложная установка. Типовой газификатор — это цилиндрический сосуд высокого давления 4 м в диаметре, 12-16 м высотой, весом около 200 т. Да, этот сосуд должен работать под давлением — около 40 атм., а температура процесса — 1450-1600оС. Но почти все топки наших крупных котлов работают при такой температуре, а сосуды, рассчитанные на гораздо большее давление, Украина производит давно. Более того, многие западные инвесторы готовы вкладывать свои миллиардные ресурсы, потому что видят выгоду в реализации технологий газификации в Украине. Им не нужны кредиты, они готовы привлечь сюда инвестиции западные. Но им необходимы определенные гарантии, что будут долгосрочные контракты, будет долгосрочная поставка угля, потому что газификатор рассчитывается на работу в течение 20 лет. За это время можно спокойно возвратить все банковские кредиты. Все очень неплохо получается при расчетах.

- И все-таки, при каких-то условиях можно поставлять этот газ из углей на теплоэлектроцентрали для отопления?

- Ставить газификатор рядом с ТЭЦ или котельной, чтобы производить сначала синтез-газ, потом через специальный комплекс перерабатывать его в заменитель природного газа, а потом на этих ТЭЦ и 100 тысячах дырявых котельных вырабатывать тепло, за которое население в конце концов не заплатит — нецелесообразно. Газификация — это не панацея, это одно из системных мероприятий, которые снизят зависимость от импорта газа. Сегодня котельная, работающая на сжигании газа, должна быть просто переведена на сжигание угля. Мы предлагаем внедрять технологии сжигания угля в циркулирующем кипящем слое, которые позволяют сжигать уголь с зольностью до 40% без газовой подсветки. Эти технологии оптимальны именно для нашего высокозольного угля и отработаны на промышленном уровне в мире. Сейчас многие ТЭЦ рассматривают эту технологию при переходе от сжигания природного газа на сжигание угля. Конечно, если стоимость газа будет $500/тыс. куб. м и Россия вообще прекратит его поставки, может, и стоит рассмотреть целесообразность создания комплексов по производству заменителя природного газа (SNG) с возможностью его закачки в газовые хранилища, а сами комплексы размещать рядом с ними. При производстве SNG производится дополнительно электроэнергия, которая может отпускаться на сторону и использоваться для тех же газоперекачивающих станций, где есть такая возможность. Александр Топал считает, что государственным чиновникам необходимо определиться, является ли газификация угля одним из государственных приоритетов (среди, безусловно, важных мероприятий по увеличению собственной добычи, энергосбережению, замене его на ТЭЦ путем сжигания угля и прочих мер), или вопрос использования природного газа — это проблема частных компаний, которым он необходим. Дело в том, говорит А. Топал, что сегодня Украина импортирует около 30 млрд. куб. м газа в год. Но этот газ распределяется следующим образом: 4 млрд. куб. м идут на технологические нужды; 8,3 млрд. куб. м — на потребности коммунально-бытового сектора, в том числе и отопление, эти объемы Украина вряд ли быстро заменит альтернативным газом. Из оставшихся порядка 18 млрд. куб. м 5,5 млрд. куб. м потребляет химическая промышленность, остальное — металлургия, энергетика, строительная и другие отрасли производства. Все они находятся преимущественно в частных руках. И, возможно, для сохранения рабочих мест на этих предприятиях государству необходимо содействовать внедрению технологий газификации угля, где это целесообразно — например, в рамках государственно-частного партнерства или иных преференций.